Rambler's Top100
 
Статьи
Игорь Геннадиевич БАКЛАНОВ  18 октября 2018

Гвоздь для цифровой экономики

Российская экономика входит в пору постиндустриального развития, а наше сознание -- в состояние постмодерна, где смыслы стерты и размыты до уровня абсурда.

Враг вступает в город,
Пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице
Не было гвоздя.

С. Маршак. «Гвоздь и подкова»

Если бы мы помнили детские стихи и сказки, мир был бы логичнее и добрее…

Процесс информатизации и «интернетизации» всех сторон жизни, который можно назвать третьей научно-технической революцией (после цифровых технологий и революции сотовых сетей), идет вперед. Меняются лозунги, суть же остается неизменной: в современной жизни информационные технологии занимают все большее место. Еще недавно НТР маскировалась под лозунгами цифровизации, «Электронной России» со всеми дочерними программами: «Электронная школа/образование/власть/демократия и пр.», «Безопасным городом», «Устранением цифрового неравенства» и многими другими. Новый лозунг – «Цифровая экономика» – возник на волне ажиотажа вокруг технологии блокчейна и криптовалют. Горячие головы, новые левые от технологии, предлагают построить Экономику 2.0 (ну или Industry 4.0 – о нумерации еще идут споры), умеренные правые улыбаются и разумно говорят, что это всего лишь новый лозунг все той же третьей НТР.

А НТР идет дальше, формируя новые смыслы и наследуя все те же проблемы, которые наша страна не смогла решить на предыдущих этапах. За шумихой вокруг блокчейна и криптовалют никто не решается задать простой вопрос о платье короля: а есть ли основания для «цифровой экономики». И вот тут выясняется, что король не то чтобы совсем голый, но явно не в парадном платье.

Давайте отвлечемся от шумихи информационной надстройки и современных задач ИТ и ненадолго окунемся в прозу бытия – инженерию современных систем связи, или как модно говорить в эпоху «цифровой экономики» – инфокоммуникационных систем. За победными реляциями национальных операторов о развертывании «оптики до дома», высокоскоростных магистралей, терабитных скоростей и прочих рекордов возникает иллюзия, что уж система связи-то у нас точно есть. Но так ли это?

В теории инженерии существует такая прозаическая вещь, как система технического регулирования. Не административного регулирования приказами, актами и прочими документами. Не юридического регулирования через нормативные правовые акты, а именно технического регулирования, включая инженерные параметры, инструменты, методы контроля и очень важную дисциплину – метрологию. Техническое регулирование невозможно без метрологии, об этом писал наш великий русский ученый Д.И. Менделеев, который посвятил более 10 лет созданию в России системы современной метрологии и тем заложил основу для научно-технических побед нашей страны в ХХ веке. Инженерия невозможна без метрологии: без калибров нет промышленного производства, без микроскопов нет научных исследований, без радиоизмерительных приборов нет радиосвязи и т.д. Метрология – именно тот гвоздь, без которого невозможна победа армии в известном детском стихотворении.

Есть ли метрология в современных системах связи, построенных на технологии пакетных сетей? Ответ однозначный – ее нет. И вместе с ней нет системы технического регулирования. В законе «Об обеспечении единства средств измерений» (№ 102-ФЗ), принятом в России в 2008 г., указывается высокое значение метрологии вообще и назван орган, следящий за этой составной частью нашей страны – Росстандарт – государственный институт, имеющий над-технологическую значимость. После принятия закона «Об обеспечении единства средств измерений» каждое министерство должно было сформировать перечень наиболее значимых для него показателей, подлежащих измерениям и техническому регулированию. Минкомсвязь ответила на этот запрос Приказом № 277 от 23 июля 2015 г. со следующим длинным названием: «Об утверждении Обязательных метрологических требований к измерениям, относящимся к сфере государственного регулирования обеспечения единства измерений в части компетенции Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации».

Рассмотрим, что с точки зрения Министерства связи является значимыми показателями для технического регулирования:
1. Измерение массы почтовых отправлений (за исключением почтовых карточек и простых писем).
2. Измерение линейных размеров (габаритов) почтовых отправлений (за исключением почтовых карточек и простых писем).
3. Измерение разности (расхождения) шкал времени в сетях операторов связи относительно национальной шкалы времени Российской Федерации UTC (SU) с точностью до 0,3 с.
4. Измерение продолжительности:
  • телефонного соединения (за исключением таксофонного) с точностью до 1 с;
  • телефонного соединения с использованием таксофона с точностью до 1 с;
  • сеанса передачи данных с точностью до 1 с.
5. Измерение количества переданной (принятой) информации (данных) с точностью до 10 байт.

Этот лаконичный перечень указывает на область технического регулирования современных систем связи:
  • посылки и письма (пп. 1 и 2), чтобы правильно брать оплату за почтовые услуги;
  • биллинг и подсчет стоимости услуг связи (пп. 4 и 5);
  • синхронизация по времени, чтобы работал биллинг (п. 3).
То есть область технического регулирования в современных системах связи ограничена сугубо экономическими задачами. По сути, метрология в системах связи сведена к калибровке машинок по подсчету денег. И все. Никакого другого технического регулирования законодательно нет. Перечислим только некоторые злободневные вопросы, которые были выведены этим законодательным актом из сферы технического регулирования:
  • контроль качества услуг связи по всему спектру современных услуг: от интернета и сотовой связи 3/4/5G до аренды каналов и систем электронного документооборота;
  • контроль связности каналов связи и услуг в широком смысле;
  • контроль взаимодействия между операторами;
  • контроль уровня блокирования запрещенных ресурсов согласно Федеральному закону от 28.07.2012 № 139-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»;
  • обеспечение банковских транзакций через пакетные сети связи;
  • обеспечение надежности систем спецсвязи и военных систем.
Все перечисленное было выведено из системы технического регулирования, т.е. лишено инженерной основы. Ведь если нет метрологической основы – невозможно само измерение и сравнение разных показателей. Нельзя отделить хорошее от плохого, овец от козлищ – все пути оказываются правильными. В таком случае допустим любой произвол в сфере инженерной политики. Например, отсутствие методов контроля качества услуг интернета приводит к тому, что оператор сам решает, как ему контролировать себя. В такой ситуации качество связи с точки зрения оператора всегда будет отличным, и никакие претензии не будут иметь смысла. Мы интуитивно привыкли к тому, что система связи является инженерной системой, но это оказывается не так: ведь в отсутствии регулирования можно обосновать любую ситуацию.

Можно, конечно, рассуждать о самоорганизации рынка, о невидимой «руке рынка», о клиенте, который «голосует рублем» за качество услуг. Это отчасти верно, но такие рассуждения лишь попытка оправдать текущую ситуацию – отрасль телекоммуникаций деиндустриализирована. Она ничем не отличается от торговли продуктами питания или страховками – просто еще одна сфера услуг. Но это трудно связать с присутствием оборудования, штата инженеров, а главное – с ролью основы (!) для будущей «цифровой экономики».

Рассуждая о блокчейне и криптовалютах, об экономике 2.0, индустрии знаний и прочих информационных технологиях надстроечного типа, необходимо понимать – никто не гарантирует основу для этого праздника инноваций. Технического регулирования в отрасли телекоммуникаций нет. Никто не гарантирует качество каналов связи для любого информационного обмена. Никто даже не сможет сформулировать требования к каналу. Ни один инженер не сможет сказать, каково качество вверенной ему для эксплуатации системы – измерить нечем и нечего.

Единственным инструментом контроля, который присутствует сейчас де-факто, является американская облачная система SpeedTest, развернутая добровольно операторами связи и используемая добровольно же клиентами. Это особенно интересно в современной санкционной ситуации – единственной организацией, которая знает текущее состояние и готовность систем связи Российской Федерации к цифровой трансформации, является американская частная компания Ookla. Это объективная плата за игнорирование инженерных задач и необходимости формирования системы технического регулирования. Жизнь не терпит пустоты: если российские регуляторы не занимаются своим делом, регулирование будет осуществляться извне. Но тогда о каком цифровом и технологическом суверенитете мы говорим? О какой трансформации? О какой новой «цифровой экономике»?

Так что же остается? Исторически путь один: вернуть инженерию инженерам и построить новую метрологическую вертикаль. Так в истории нашей страны было трижды:
  • В конце ХIХ века аграрная система России с ее аршинами, саженями и вершками была приведена нашим великим ученым Д.И. Менделеевым к единому метру. «Менделеевское десятилетие» создало в России метрологическую вертикаль, обеспечившую индустриализацию страны в начале ХХ века и самые высокие показатели промышленного роста в Европе.
  • В 20-е годы ХХ века нового Менделеева не нашлось, но советское правительство закупало калибры, измерительные приборы и системы в Англии, Франции, Германии и США в числе самых приоритетных товаров. В полуголодной стране закупались приборы: от манометров до устройств лаборатории Карла Цейса и имитационной системы для исследований в области астрономии «Планетарий» (заводской номер 13, 1929 г.) -- 13-й планетарий в мире оказался в Москве! В результате появилось «сталинское экономическое чудо», которое позволило создать социалистическую индустрию и обеспечило выживание нашей страны во Второй Мировой войне.
  • После войны из Германии в первую очередь вывозились трофейные приборы (они до сих пор работают на некоторых узлах связи!) и калибры, это сказалось на темпах восстановления страны, и уже через 10 лет после победы наша страна начала освоение космоса. Мы до сих пор используем построенную тогда метрологическую вертикаль.
Новые вызовы жизни требуют новой метрологии и новой технической политики регулирования. Если раньше полем битвы были промышленность и индустрия, то теперь конкурентоспособность страны напрямую зависит от ее информационной системы. Метрология – это ключ к будущему развитию страны. Ее отсутствие – самый быстрый путь к гибели.

Так найдется ли гвоздь в нашем королевстве, когда придет время испытаний?..

Игорь Бакланов, ООО «ПламСпейс», Фонд «Сколково»
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!